Милая, мы уже вряд ли увидимся. Кольцо сжимается на «Aзoвсталu». Жена защитника Мариуполя сообщила нелестное известие

Муж Натальи Зарицкой последний раз выходил на связь из подвалов «Азовстали» 7 мая на 15 минут. Во время разговора он разрешил показать свое фото.

«Малая, норм. Жив, здоров. Более, к сожалению, ничего утешительного. Пишу уже почти с того света. Кольцо сжимается на «Азовстали», мы отступаем дальше». 

Также он попросил помочь его маме по возможности, и написал, что ООН и Красный крест интересуются исключительно гражданскими и об экстракции, это все сказочки.

«Мы просто не люди, а мусор, люди второго или третьего сорта для них».

Бойцы умирают в подвалах завода от элементарных ранений, потому что нет антибиотиков, раненым режут конечности в темноте без обезболивания.

Наталья и другие жены и матери защитников Мариуполя делают все, что могут, чтобы спасти своих родных, все еще живых и все еще держащих оборону. Наталья написала сотни писем, затэгала сотни власть имущих и лидеров мнений. Дала более 15 интервью украинским и зарубежным медиа. – Я писала Президенту Зеленскому, Елене Зеленской, Шмыгалю. Алексею Арестовичу писала еще с самого начала. Он даже мои первые сообщения за март не читал. Никто из них не отреагировал.

Единственный, кто вообще ответил на мои письма помощник генштаба ВСУ по стратегическим коммуникациям. Он сказал, что надо верить… Также я звонила Лесе Забуранной, депутатке от Слуг Народа. Она сказала, это не ее направление. Общалась также с влиятельными людьми, которых не буду называть, передала рассуждения моего мужа о том, как можно спасти наших. Но эти детали также не хочу раскрывать. И я продолжаю, сегодня написала Ирине Геращенко и Яне Зинкевич. Я готова встречаться с Аваковым, с кем угодно. Вот, вам все рассказываю, обнародую наши личные переписки, потому что я пообещала мужу, что буду говорить со всем миром через журналистов.

А что говорит ваш муж?

— Он говорит, что плена не будет, не будет такого подарка врагу. Будет бой до последней капли крови.

Мужчина похудел на 20 килограммов, пожелтел, изменились глаза, но он, как всегда, силен духом и телом. Я верю, что увижу его.

Когда он исчез из связи на две недели, мне все говорили, что шансов нет, он погиб. А я верила, что жив. И он жив! Другие ребята живы. У многих – тяжелые ранения. Наши ребята, они стальные, они считают, что умереть не страшно, страшно жить в двадцать первом веке, где возможен такой ужас.

Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Милая, мы уже вряд ли увидимся. Кольцо сжимается на «Aзoвсталu». Жена защитника Мариуполя сообщила нелестное известие
Актер «Сватов» Александр Феклистов обратился к украинцам: «Нам пытаются закрыть глаза и уши»