Соседи усыновили младенца. Прошло 5 лет и радости у них не видно

Я с большим уважением отношусь к людям, которые берут чужих детей. Это смелость, большое сердце, ну и ресурсы, конечно. Решиться непросто, страшно. А вдруг проявятся гены? А если не будет любви, как к родному? А как потом, а что вырастет… Много вопросов и страхов.

Мои соседи решились 5 лет назад. Причем у них вообще нестандартная ситуация была. Ирина развелась с первым мужем и с сыном-подростком переехала в наш дом. Через некоторое время второй раз замуж вышла. Муж моложе ее лет на десять, детей у него своих нет. Конечно, захотел ребенка.

Но не получалось, видимо. Возраст уже у Ирины, естественным путем никак, а на ЭКО или суррогатную мать денег не было. Обычная семья, небольшие доходы, одеваются скромно. Ни машины, ни дачи (да, у нас это по-прежнему маркеры достатка).

Когда я первый раз увидела Ирину с коляской на улице, решила, что это чей-то ребенок. Ну мало ли — родственники приехали или подруга попросила погулять. Потом узнала, что взяли они ребенка, маленького совсем, грудного.

Восхитилась чуть не до слез. Ну надо же, какие молодцы! И муж какой золотой — согласился на усыновление, а ведь не каждый мужчина захочет. И Ирина сама, ей уже лет 40, свой ребенок есть и решилась вот. Ну прям здорово-здорово, замечательная пара.

Ребеночек рос, в открытой коляске стали его возить. Хорошенький, как пупсик. Я тогда своего мужчину стала спрашивать, а может тоже попробовать кого-нибудь взять, вон какой малыш хорошенький у соседей. Но в ответ категоричное «нет». Свои дети взрослые, хватит.

— Внутренних сил на это уже нет и потребности нет. И потом неизвестно, что из этого пупса вырастет. Кто его родители были и какие там гены.

Ну как обычно, большинство людей это говорят.

Пупс рос, пошел, но поздновато, правда. Ирина как-то жаловалась, что привык сидеть, как барин в коляске, никак сам не хочет ходить. Говорить тоже начал поздно и трудно. Едем в лифте вместе с собакой, Ирина ему: «Скажи ав-ав, собачка… Не, ничего не скажет, говорить — это не наше».

Ирина замученная всегда, бледная, под глазами синева. Ну первый год понятно, ночи бессонные могут быть, тяжело. А у нее еще возраст все-таки, не девочка. Но потом и ребенок уж подрос, но Ирина все равно вся дерганая, похудела еще больше.

Если раньше улыбчивая была, по ней видно было, что довольна она своей жизнью, то потом нет. Вид у нее стал несчастный, постарела внешне. Я даже думала, может со здоровьем что. Но похоже, что дело в ребенке. Задержка развития у него. Это и так понятно, но еще и любознательная бабушка-соседка по секрету доложила.

— Мальчишка-то на восьмом этаже… Отсталый ведь. В обычную школу, наверно, и не пойдет. Вот горе-то родителям.

Внешне он уже не тот милый пупсик. 5 лет. Улыбается, но говорит очень плохо и мало. Еще, наверное, какие-то проблемы есть. Потому что Ирина все время на взводе. Вечно его дергает, окрикивает. Даже неудобно как-то со стороны смотреть.

Не знаю, что будет дальше, но пока никакой радости и счастья у нее не видно. И папа смурной ходит. Раньше вместе с коляской гуляли, он прям светился, а сейчас мрачный, тоже замученный какой-то. И дома редко бывает, наверное работает много, чтоб семью содержать.

Как-то я даже подумала, уж не ушел ли он — очень долго не было его видно. А запросто такое. Для мужчин, если с ребенком что не так — уже все, повод для расставания.

Старший сын Ирины уехал от них, поступил учиться в другом городе. Ирина в основном одна с младшим. Вчера опять их увидела, гуляли на улице. Окрики и раздражение — вот и все общение мамы с сыном. Видно, что нет любви и все тяготит только.

Смотрю я на эту семью и грустно делается. А так все хорошо начиналось

Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Соседи усыновили младенца. Прошло 5 лет и радости у них не видно
5 лет готовлю салат «Калокери». Вкуснее салата без мяса и рыбы я не знаю